Practical-Law-logo-new

«Состав арбитража сформирован с нарушением принципа независимости и беспристрастности, если в качестве представителя стороны в деле участвует другой арбитр из списка арбитражного института» (Practical Law)

Судебный акт
Определение Верховного суда РФ № 83-КГ17-22 от 31 октября 2017 г.

Резюме судебных актов
По мнению Гражданской коллегии ВС РФ, в ситуации, когда одну из сторон в рамках третейского разбирательства представляет лицо, включенное в список арбитров арбитражного института, администрирующего спор, нарушается принцип независимости и беспристрастности при формировании состава арбитража.

Обстоятельства дела и выводы судов
Данное дело, хотя и не относится к международному коммерческому арбитражу, тем не менее может оказать негативное влияние и на практику признания и приведения в исполнение иностранных решений.

Спор между физическими лицами возник из договора займа, предусматривавшего рассмотрение споров в третейском суде при ООО ЮА «Человек и Закон». Установив наличие заемных отношений и факт невозврата займа, состав арбитров удовлетворил исковые требования займодавца, а Бежицкий районный суд г. Брянска выдал исполнительный лист на принудительное исполнение решения.

Верховный суд не согласился с судом нижестоящей инстанции, посчитав, что состав арбитража сформирован с нарушением принципов независимости и беспристрастности.

Нарушение, по мнению судей, состоит в том, что представитель одной из сторон включен в список арбитров третейского суда, а также представлял сторону при заключении договора займа. Из текста определения не следует, представлял ли ответчик какие-либо возражения относительно формирования состава арбитража в рамках разбирательства.

В результате судебный акт о выдаче исполнительного листа был отменен, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Высказанный Верховным судом подход порождает существенные риски как для внутренних, так для и международных арбитражных разбирательств, администрируемых арбитражными учреждениями, имеющими список арбитров, поскольку для отмены или отказа в признании решения стороне будет достаточно указать на то, что представитель стороны, участвующий в рассмотрении спора, состоит в списке арбитров учреждения, администрирующего спор.

На практике такая ситуация является достаточно распространенной: юристы, практикующие в области внутреннего и международного арбитража, зачастую выступают в различных спорах и в качестве представителей, и в качестве арбитров. Верховный суд же фактически запретил данную ситуацию, посчитав, что таким образом нарушаются принципы независимости и беспристрастности.

Примечательно, что Правила МКАС при ТПП РФ о беспристрастности и независимости третейских судей (1) относят ситуацию, когда третейский судья и представитель стороны третейского разбирательства входят или входили ранее в один и тот же список третейских судей к обстоятельствам, которые не требуют раскрытия, т.к. они не могут вызвать обоснованные сомнения относительно беспристрастности или независимости арбитра.

Остается надеяться на то, что высказанный Верховным судом подход не получит широкого распространения на практике.
___
(1) Правила о беспристрастности и независимости третейских судей (Утверждены Приказом Президента ТПП РФ №39 от 27.08.2010 г.).

 

Материал на английском языке опубликован в издании Practical Law («Russian Supreme Court confirms lack of impartiality and independence where counsel on institutional list of arbitrators») и доступен для скачивания в pdf (размещается с разрешения издателей).

 

Авторы: Максим Кульков, Кристина Алекса